Скорбность, крестоношение и утешение: начало разговора о сущности пастырского служения

Московская Сретенская Духовная Семинария

Скорбность, крестоношение и утешение: начало разговора о сущности пастырского служения

Иеромонах Клеопа (Данелян) 3678



Мы ходим в храм, периодически общаемся со священниками, часто видим их на амвоне с проповедью, но можем ли точно и правильно ответить на вопрос: каков путь священника в этом мире и что такое особенное дает Господь пастырям во время их становления? Чтобы понять, из чего состоит служение пастыря, лучше не делать поспешных выводов. Здесь нет одной задачи для достижения цели, здесь должен быть особенный подход, который неизменно осуществляется с помощью Божией.

Содержание:


  • Сущность пастырского служения
  • Скорбность пастырского пути
  • Утешение пастырского креста
  • Высота пастырского креста

  • Сущность пастырского служения

    Духовничество — одно из сокровищ спасения, дарованное и благословенное Христом Своей Святой Церкви: Аз есмь Пастырь добрый; и знаю Моя, и знают Мя Моя. ... И глас Мой услышат и будет едино стадо, и един Пастырь (Ин. 10:14,16). И шли, и идут поныне, и спасаются, воплощая Божии веления в жизнь, и созидались Церковь Божия и мир Божий учительством, проповедничеством, духовничеством. И жила Церковь Божия в единстве духа и в союзе мира[1].

    Православно-пастырское богословие, в лице своих исследователей, характерной чертой христианского пастырства считает тайноводство, руководство паствой и проповедничество. Архимандрит Киприан (Керн), например, признает, что пастырское служение состоит в строении Таин Божиих, проповеди слова Божия и попечительном руководстве людей в духовной жизни[2]. Св. Иоанн Кронштадтский выделял несколько составляющих пастырского служения:ходатайство перед Богом за людей,совершение Таинств, проповедь, духовничество, законоучительство[3]. Архиепископ Антоний(Храповицкий) в пастырской деятельности отмечает два свойства: благодатно-духовное возрождение людей и руководство их к духовному совершенству[4].

    В множестве определений сущности пастырства в пасторологии нет преимущества какой-либо важнейшей стороны этого служения. Епископ Феофан Затворник, признанный авторитет в области аскетики, определяет христианскую жизнь в смысле ревности и силы «пребывать в общении с Богом деятельным, по вере в Господа нашего Иисуса Христа, при помощи благодати Божией, исполнением святой воли Его во славу пресвятого имени Его»[5].

    Если богообщение — цель трудов наших и сущность спасения, то и начало его, и последующее домостроительство спасения или способность и сила его достигать зависят не от человека, а от Бога, имеющего власть дать Себя в желаемое общение. Вера и усилие человека в спасении требуют восполнения благодатью Духа Святого по милости и благости Божией. Через Духа Святого и совершается богообщение. Без благодати Божией в христианине не может быть ничего доброго, как и апостол Павел говорит: «Благодатию Божиею я есмь то, что есмь» (ср.: 1 Кор. 15:10). Долгое время мы не знаемнеобходимости своего душевного укрепления благодатью. Когда же это познаем, тогда начинаем видеть необходимость для себя благодатной силы буквально в каждую минуту нашей жизни, подобно дыханию. Беспредельно широка действующая в человеке благодать Господня. В благодати Божией есть утешение, радость и сладость, душевная вместе и сердечная. Поэтому и пророк Давид просил Бога: «Сердце чисто созижди во мне, Боже, и дух прав обнови во утробе моей»[6].

    Для человека всем является Господь. Сообщение людям спасающей благодати есть цель служения в Церкви Господа Спасителя. Он исходатайствовал от Бога Отца излияние Святого Духа на Церковь в Пятидесятницу. С того времени до кончины настоящего бытия Дух Святой непрестанно посылается на спасение людей чрез Господа Иисуса Христа, Посредника между Богом и людьми[7].

    Своим избранникам Господь дает столь великую благодать, что они любовью обнимают всю землю, весь мир, и душа их горит желанием, чтобы все люди спаслись и видели славу Господню[8].

    Совершая богослужения и вознося молитвы в церкви, пастырь — предстоятель от лица всех пред Богом.

    В связи с этим сущность пастырского служения Господа усматривается в благодатном посредничестве (см.: Ин. 10:1; Пет. 2:25; 5:4; Евр. 13:20]. У отца Иоанна Кронштадтского можно прочесть следующее: «Чрез священство грешные люди примиряются с Богом, с Которым бывают постоянно во вражде чрез грех, и становятся братиями Самого Христа и сынами Божиими... Таким образом священство Церкви Православной по своему характеру есть служение величайшее, и на Земле — пренебесное, святейшее, жизнерадостное и всеосвящающее; служение священническое есть посредничество между Творцом и тварью»[9].

    По благодати священства (пастырь) делается виновником исцеления болезней, единения верующих с Богом в Таинствах и руководителем их ко спасению советами и наставлениями[10].

    Совершая богослужения и вознося молитвы в церкви, пастырь — предстоятель от лица всех пред Богом. По благодати священства возносит Богу молитвы от народа и за народ. Его руководство паствою осуществляется через:

    ·         действие в богообщении благодати Божией;

    ·         приведение слушателей беседою к общению с Богом;

    ·         пастырское представительство от лица Божия при возвещении Евангелия.

    Божие слово действенно само в себе. Но вера, любовь, смирение и радость, дышащие в пастырских словах, возгревают слово Божие в душах пасомых[11].

    Для понимания важности видов служения пастыря, следует исходить из понятия этого служения как благодатного возрождения людей и благодатного посредничества. Главный Совершитель спасения людей — Господь и Его благодать.

    Через пастырей действует Сам Господь, тайноводствуют ли они, молятся ли или руководствуют кого. Совершение спасения благодатью выделяет на первый план пастырского служения ту его сторону, в которой непосредственнее, теснее и более всего облагодатствуются люди. Ближе всего богообщение производится совершением Таинств Церкви, молитвенных чиноположений и действий, подающих благодать Святого Духа. Отец Иоанн (Крестьянкин) выделяет ее как самую главную сторону пастырского служения, которую можно назвать мистической, или благодатно-таинственной[12].

     

    Скорбность пастырского пути

    Пастырское служение, установленное Христом Спасителем, преемственное от Апостолов, сохраняется и до наших дней. Все пастыри поставляются на исполнение своих обязанностей самим Духом Святым, поэтому пастырское служение Божественно не только по своему установлению, но и по своему продолжению[13].

    В мире зла и греха человек, идущий путем праведности, всегда будет чужим в жизни мира и будет встречать враждебность по отношению к себе на каждом шагу.

    Апостол Павел, раскрывая великий смысл страдания христианина, говорит:...вам дано радиХриста не только веровать в Него, но и страдать за Него(Флп. 1:29). Труден и скорбен путь Христов, служители Господни знают не понаслышке о треволнениях и терниях, которыми усеян пастырский путь, но пусть это не ввергает в страх и отчаяние, к нам обращены слова Господа: в мире скорбни будете, но дерзайте — Аз победих мир (Ин. 16:33).

    Пастырь вступает в борьбу со страшною силой, которой только христианская истина и может противостоять, действуя на свободу человека через воззвание к жизни лучших сторон души человеческой. Так пишет в своих воспоминаниях Иоанн Кронштадский о начале пастырского пути: «Рукоположенный в сан священника и пастыря, я вскоре на опыте познал, с кем я вступаю в борьбу на моем духовном поприще, именно с сильным, хитрым, недремлющим и дышащим злобою и погибелью, и адским огнем геенны князем мира сего, и духами злобы поднебесными, как говорит Апостол: наша брань не против плоти и крови, но против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесных (Еф. 6:12)»[14].

    Путь пастыря скорбен, уподобляясь Христу, он берет на себя всю тяжесть грехов вверенной ему Господом паствы. Принимая патриарший посох в 1918 году, митрополит Тихон знал предлежащий ему путь и не отрекся от крестного подвига. «Ваша весть об избрании меня в Патриархи является для меня тем свитком, на котором было написано: "Плач, и стон, и горе...". Отныне на меня возлагается попечение о всех церквах Российских и предстоит умирание за них, во вся дни»[15], — сказал Патриарх Тихон в день своего избрания. И его умирание началось с первых дней.

    Так говорит архимандрит Кирилл (Павлов): «Видя Спасителя грядущего на Голгофу с Крестом, не уклонимся же и мы, от Голгофы, от креста терпеливого перенесения до конца всех посылаемых от Бога скорбей. Этим путем и шли вслед Господа Иисуса Христа все святые, соцарствующие с Ним ныне в Его славе. Но если на скорби, нам ниспосланные, мы будем смотреть только как повод для ропота, то мы последуем уже не Спасителю, а нераскаянному разбойнику, и крест скорбей наших не только не отгонит от нас врага, но еще и привлечет его к нам, как к верной добыче. Неся же крест свой, последуя Господу, мы вскоре убедимся, что это царственное оружие защищает нас от искушений диавола, помогает побеждать множество опасных врагов и ограждает от многого дурного, что совершили бы мы, если бы не несли его»[16].

    Борьба с собой, борьба с грехом всегда останется подвигом, а значит, будет страданием. И она же, наша внутренняя борьба, рождает и другое, еще более тяжкое страдание, ведь в мире зла и греха человек, идущий путем праведности, всегда будет чужим в жизни мира и будет встречать враждебность по отношению к себе на каждом шагу. И с каждым днем подвижник все более и более будет ощущать свою несродность с окружающим и болезненно переживать ее. А самоотвержение неминуемо продолжает требовать, чтобы мы во всей полноте начали жить для Бога, для людей, для ближних, чтобы мы сознательно и безропотно приняли и покорились всякой скорби, всякой душевной и телесной боли, чтобы приняли их как попущение Божие на пользу и спасение душ наших[17].

    Сердце молит и скорбит, но оно же уже и радуется сладостной покорности Богу и своему причастию страданиям Христовым. И это несение скорбей без ропота, с покаянием и славословием Господа — есть великая сила таинственного исповедания Христа не только умом и сердцем, но самим делом и жизнью. В конце своего пастырского пути отец Алексий (Мечев) скажет о себе: «Господь посещает наше сердцескорбями, чтобы раскрыть нам сердца других людей»[18].

    Так неприметно начинается в нас новая жизнь, когда «...уже не я живу, но живет во мне Христос» (Гал. 2:20). Непонятное плотскому уму чудо совершается в мире — покой и райское блаженство водворяются там, где ожидались одни стоны и слезы. Жизнь самая прискорбная славословит Господа и отвергает от себя всякий помысел жалобы и ропота. Сам крест, воспринятый как дар Божий, порождает благодарение за драгоценную участь быть Христовыми, подражая Его страданиям, родит и нетленную радость для тела страждущего, для сердца томящегося, для души ищущей и нашедшей[19].

    Апостолы ходили по земле и говорили народу слово о Господе и Царстве Небесном, но души их скучали и жаждали видеть любимого Господа, и потому они не боялись смерти, но с радостью встречали ее, как и любые страдания, и если хотели жить на земле, то только ради народа, которого возлюбили. И доныне есть монахи, которые испытывают любовь Божию и стремятся к ней день и ночь. И они помогают миру молитвою и писанием. Но больше эта забота лежит на пастырях Церкви, которые носят в себе столь великую благодать, что если бы люди могли видеть славу этой благодати, то весь мир удивился бы ей, но Господь скрыл ее, чтобы служители Его не возгордились, но спасались в смирении[20].

    Несение креста безропотное и мужественное приносит глубочайшее внутреннее удовлетворение всем людям, равно и пастырям.

    Скорби и неудачи, отпадения и вражда в жизни пасомых, после того как пастырь предпринял со своей стороны все от него зависящее, не должны повергать его душу в состояние безутешного уныния. В отмеченных положениях ему важно помнить, что за ним стоит неизмеримо могущественный Пастыреначальник — Господь. Если Он Сам допускает это, очевидно всему этому надлежит быть (ср.:Лк. 21:9). Вера вруководство миром и каждым человеком Господа успокаивает пастыря даже в случае непонимания им бездны Божеских судеб (см.: Пс. 35:7). «Оглядываясь на прошедшие годы пастырского служения, я могу сказать словами святителя Иоанна Златоуста: "Слава Богу за все" — и за радости, и за скорби, которыми Господь посещал меня. Я начал пастырское служение в приходе шахтерского города Йыхви, где встретился со многими трагедиями: люди гибли в шахтах, их родные и близкие искали единственное утешение в Церкви и находили его», — так писал патриарх Алексий II о своем опыте служения[21].

    Владыка Вениамин (Федченков) пишет о совете одного старца подвижника миссионеру (перед его отправлением в миссионерский стан): «Ты свое дело делай,— говорил ему старец,— а сколько обратишь, об этом не думай. Также, если отпадет кто, не мучься чрез меру. От Господа и то многие отошли (см.: Ин. 6:66), и Он не всех обратил. Даже из двенадцати Апостолов отпал Иуда»[22].

     

    Утешение пастырского креста

    За скорбной видимой стороной пастырского креста Господь приготовил и открыл много утешений. Несение креста безропотное и мужественное приносит глубочайшее внутреннее удовлетворение всем людям, равно и пастырям. Архимандрит Иоанн (Маслов) неустанно повторял: «Чувство живой веры в Бога и горячей любви к Нему и людям сделаются для пастыря Церкви источником таких высоких духовных радостей и наслаждений, во имя которых он твердо и мужественно преодолеет и перенесет все злое, что может встретиться ему на его тернистом пути; эти благодатные радости и наслаждения сделаются для него такою наградою, которую он не променяет ни на какие блага этого мира»[23].

    Святитель Николай Японский всегда был исполнен чувства радости, благодарения Богу и сознания своего недостоинства. Он писал:«Я счастлив, что имеюрадость служить водворению Царства Божия на земле. Нет важнее сего служения на земле... Наше служение есть духовное рождение чад Богу: какое же рождение не сопряжено с муками? И на них мы заранее должны быть готовы. Но у нас есть источник великого утешения. Чтобы бодро и успешно служить, нужно иметь предварительную уверенность в том, что не тщетно трудимся, что успех увенчает наше делание»[24].

    Так пишет о крестоношении архимандрит Иоанн (Крестьянкин): «Страшен Крест Христов. Но я люблю его — он родил для меня ни с чем не сравнимую радость Святой Пасхи. Но к этой радости я могу приблизиться только со своим крестом. Я должен добровольно взять свой крест, я должен полюбить его, признать себя вполне достойным его, как бы труден и тяжел он ни был.Взять крест — это значит великодушно переносить насмешки, поношения, гонения, скорби, которыми греховный мир не поскупится одарить послушника Христова.Взять крест — это значит претерпеть без ропота и жалоб тяжкий, невидимый никому труд над собой, невидимое томление и мученичество души ради исполнения евангельских истин. Это и борьба с духами злобы, которые яростно восстанут на того, кто возжелает свергнуть с себя иго греха и подчиниться Христу.Взять крест — это добровольно и усердно подчиниться лишениям и подвигам, которыми обуздывается плоть. Живя во плоти, мы должны научиться жить для духа.И надо обратить особое внимание на то, что каждый человек на своем жизненном пути должен поднять именно свой крест. Крестов бесчисленное множество, но только мой врачует мои язвы, только мой будет мне во спасение, и только мой я понесу с помощью Божией, ибо он дан мне Самим Господом»[25].

    Христианство — жизненная вера именно в том отношении, что сообщает своим последователям способность и мужество побеждать страдания, страх самой смерти и сверхъестественно радоваться в самих муках. Пастырь, без сомнения, первый среди мирян должен показывать духовные плоды в победе над миром скорбей. Как Пастыреначальник добровольно и охотно избрал (см.: Ин. 10:18) Крест исполнения воли Небесного Отца, так и ведущие от Него начало пастырства подчиняются долгу нести специальный пастырский крест. Своим Апостолам Спаситель задолго до Голгофских мук предрекал о Своем благодетельном для мира Крестном подвиге в словах: Очень желал Я есть с вами сию пасху прежде Моего страдания (Лк. 22:15). Сладость этой пасхи впоследствии постигли все Апостолы, а за ними постигают все истинные пастыри.

    Крестный путь, обязательный для всякого христианина, тем более обязателен для пастырей. Крестоношение определено пастырю Господом как вернейший и единственный путь к духовному обновлению[26]. Кто хочет идти за Мной, да отвержется от себя, возьмет крест свой и за Мной идет (ср.: Мк. 8:34); кто не примет креста своего... тот не достоин Меня(ср.: Мф. 10:38).

    Архимандрит Тихон (Агриков) так говорит о крестном пути:«Крест — наша сила, наше украшение,наша радость. Жизнь христианская крестна. Любовь христианская, и особенно пастырская, сугубо крестна, да и вся Вселенная создана во образ креста»[27].

    Подвиг веры, молитвы и стремления к нравственному совершенству пастырь переживает глубже, болезненнее и труднее, чем простые миряне.

    Крестоношение — есть победа над миром, так описывает эту победу митрополит Антоний (Сурожский): «Сам Господь нам говорил: В мире скорбны будете... Но Он же прибавляет: Не бойтесь! Я победил мир... Он говорит нам, в лице Своих апостолов, что Он посылает нас, как овец среди волков, — и Он говорит: Не бойтесь! Я победил мир... Победа Христова, это Его Крест и Воскресение. И каждую неделю мы празднуем эту победу. Не напрасно русский гений этот день недельный назвал воскресеньем. В нем — Победа Господня... И когда мы думаем о Его победе Крестом и Воскресением, то знай каждый, что она обращена к каждому из нас, ради каждого из нас случилась. А если у нас нет сил любить всей душой, всем сердцем, всем умом, всей крепостью своей, мы можем хоть взирать в изумлении на Христа Спасителя и сказать себе: я хоть малым чем попробую Ему показать, Ему доказать, что Его жертва ради меня не была напрасна, что я понял Его любовь... Вся жизнь наша должна быть просто действием благодарности, всё мы должны делать, чтобы обрадовать Господа — из благодарности, из изумления о Его любви. Поэтому будем благоговейно праздновать этот день воскресный, этот день победы Божественной любви, Божественной жизни, день, который не только вернул Христа к земной и вечной жизни плотью, но который каждого из нас делает чадом Божиим, открывает перед нами вечные двери. Будем радоваться! Из глубины радости можно жить; из благодарности можно творить, можно вырасти в меру любви Христовой, и жизнь свою отдать для Бога и для ближнего. И все это — плод Христовой любви в Кресте и Воскресении. Слава Богу за Его любовь!»[28].

    На земле — борьба духа и плоти. Пастыри первые принимают на себя тяготу борьбы, как предречено и Спасителем в словах: «Если бы вы были от мира, мир любил бы свое. А как вы не от мира, но Я избрал вас от мира, потому ненавидит вас мир» (Ин. 15:19-20). Исключительность пастырского креста обусловливается обострением духовной борьбы у пастыря. Подвиг веры, молитвы и стремления к нравственному совершенству он переживает глубже, болезненнее и труднее, чем простые миряне. Иоанн Кронштадтский говорит: «Хочешь молиться — теснит враг духовно и физически; хочешь писать проповедь по долгу — теснит леностию; везде — тесноты. Дым адский усиливается затмить и стеснить душу даже тогда, когда пред тобою предлежит Святая и Страшная Жертва, когда причащаешься ее, и — при совершении всех Таинств. Чем важнее священнодействие, тем сильнее и яростнее нападает враг»[29].

    Святитель Николай Сербский сравнивал пастыря с солнцем, говоря о пастырском кресте следующее: «Радость его — в самоотдаче, молодость его непреходящая — в служении. Блаженны несущие служение, ибо они не состарятся»[30].

    Спаситель принес на землю людям совершенную радость. Он просил Своего Небесного Отца в молитве перед крестными страданиями: Освяти их истиною Твоею... чтобы они имели в себе радость Мою совершенную (Ин. 17:17,13). При Своей земной жизни Спаситель произносил неоднократно драгоценные для верующей души слова:...Я живу, и вы будете жить(Ин. 14:19); Мир Мой даю вам(Ин. 14:27); Сие сказал Я вам, да радость Моя в вас пребудет и радость ваша будет совершенна(Ин. 15:11). Новая жизнь открылась для человека. Ему дана возможность умереть для греха, чтобы воскреснуть со Христом и с Ним жить.

    Отец Иоанн (Крестьянкин) всегда призывал к открытости ко Христу: «Распахнем же сердца наши навстречу страдавшему и умершему и воскресшему нас ради. И Он войдет, и наполнит Собой и Светом Своим жизнь нашу, преобразив наши души. А мы, в ответ на это, с любовию устремимся за Ним по нашему крестному пути, ибо в конце его, несомненно, сияет и наше воскресение в жизнь вечную»[31].

    Небесная тайна в непреложной, вечной радости. Высшее блаженство — в любви, в любви жертвенной и крестной. Отдать свою жизнь, чтобы жили другие, сделать чужую боль своею болью, приять добровольно печаль и скорбь — чтобы утешались другие, взять на себя проклятие и грех, дабы другие освободились и улучили благословение. Таков путь Христов, таков путь Матери Божией, ведущий от смерти в жизнь, от мрака во свет, от печали в радость вечную. Матерь Божия, Пречистая, всех радостей Радость, Умиление, Она так и открылась преподобному Серафиму[32], говорит нам, что высшая радость и небесное блаженство в том, чтобы, по словам преподобного Силуана: «Плакать от любви к Богу и к брату, день и ночь»[33]. И это Ее Богоматери тайна — тайна плачущей любви, ее же озарит Она, Матерь Божия, все пути наши, да будем свободны от греховной тьмы, и свет и сила крестной радости Ее да будут в сердцах наших.

    В начале XX века мученичеством завершил свой жизненный путь святитель Петербургской епархии — митрополит Вениамин (Казанский). Ожидая исполнения своей участи, митрополит Вениамин оставляет своим ученикам и сопастырям заповедь —бессмертные слова возвышенной силы: «Тяжело страдать, но по мере наших страданий избыточествует и утешение от Бога. Трудно переступить этот рубикон, границу, всецело предаться воле Божией. Когда это совершится, тогда человек избыточествует утешением, не чувствует самых тяжких страданий. Страдания достигли своего апогея, но увеличилось и утешение. Я радостен и покоен...Христос — наша жизнь, свет и покой. С Ним всегда и везде хорошо. За судьбу Церкви Божией я не боюсь. Веры надо больше, больше ее надо иметь нам, пастырям. Забыть свою самонадеянность, ум, ученость и дать место благодати Божией»[34].

     

    Высота пастырского креста

    Крест пастырства много облегчается и растворяется утешением от самого сознания его высоты и приближением пастыря через него ко Христу Спасителю. Кто несет пастырский крест истинно, тот Божий соработник, доверенный и друг Божий. Что может быть выше такого дара? Как в общежитии ответственные поручения обычно возлагаются на лиц, особо доверенных, способных и любимых, так и Господь Спаситель соизволяет на избранников возлагать пастырский крест в знак исключительного Своего доверия к ним и по кончине уготовляет им неописуемые награды за дорого ценимый труд их[35].

    Так описывает пастырскую близость ко Христу митрополит Антоний (Сурожский): «Но во Христе не только явился нам Бог с Его любовью, верой в нас, как страж нашего достоинства, как блюститель нашей правды — Он явил нам величие человека. Если Бог мог сущностно стать Человеком, неужели мы не понимаем, как велик человек? Неужели не понимаем: человек так велик, что Бог может стать Человеком и человек остается собой? И что так велика тварь, которую Бог призвал к бытию, что человек может вместить в себя Бога? И что вещество, наша плоть, наша кровь, кость наша, всё вещество наше способно быть Богоносным, соединиться с Божеством и остаться собой? И явиться нам в славе, величии, которого мы не видим, но которое видит Бог, ради которого Он нас сотворил и все сотворил? Какая дана нам слава, какая радость и надежда!»[36].

    Сам крест есть дар Божий, порождает благодарение за драгоценную участь быть Христовыми, подражая Его страданиям, родит и нетленную радость для тела страждущего, для сердца томящегося, для души ищущей и нашедшей.Крест есть кратчайший путь к небу. Христос Сам прошел им.Крест есть вполне испытанный путь, ибо им прошли все святые.Крест есть вернейший путь, ибо крест и страдания — удел избранных, это те тесные врата, которыми входят в Царство Небесное[37].

    Как в общежитии ответственные поручения обычно возлагаются на лиц, особо доверенных, способных и любимых, так и Господь Спаситель соизволяет на избранников возлагать пастырский крест в знак исключительного Своего доверия к ним.

    К сожалению, в среде служителей Церкви, работающих на ниве пастырства, встречается немало наемников. Они не принимают креста своего с любовью и тяготятся им, и всегда не удовлетворены. Через это жизнь их превращается в скучное, пустое и малосмысленное прозябание. Совесть же обличает их в душевной раздвоенности, равнодушии к пастве и малодеятельности, когда они, свободные от мирских работ, не хотят трудиться на своей ниве и тем готовят себе загробные терзания от вечного сознания неисполненного долга[38].

    В преодолении наемнических настроений, говоря о личных качествах пастыря, отец Иоанн (Маслов) пишет: «Пастырю недостаточно только знать о них, но необходимо всемерно стремиться к их приобретению, не забывая, однако, что они есть дар Божий. Пастырское самоусовершенствование — неотложное, необходимое дело служения у Престола Божия. Идущий этим путем пастырь никогда не окажется в положении "наемника" (Ин. 10:12), нерадящего о своих овцах; не станет он и бескачественной солью, потерявшей свою силу (Мф. 5:13). Но он будет благодатным светом для мира, любящим отцом для своей паствы, будет добрым пастырем, способным всюду сеять радость, мир и семена доброй жизни; он найдет в себе силы показать и наивысший подвиг самоотвержения — положить душу свою за други, и тем до конца выполнит свой долг перед Богом, людьми и своей совестью»[39].

    Первый, кто стал во главе новомучеников Российских — это Патриарх Тихон. Это он своим первосвятительским благословением указал чадам Церкви Российской единственно верный путь в новой жизни: «А если нужно будет и пострадать за дело Христово, зовем вас, возлюбленные чада Церкви, зовем вас на эти страдания вместе с собою... Если нужна искупительная жертва, нужна смерть невинных овец стада Христова, — благословляю верных рабов Господа Иисуса Христа на муки и смерть за Него»[40]. Таков путь Христа, таков путь Его Святой Церкви. Таков путь каждого, кто стал христианином. И Церковь Божия, и подвижник Христов свободно идут на крест и взойдут на него. В свободе — и сила подвига, и его ценность.

    иеромонах Клеопа (Данелян)

    Ключевые слова: пастырство, крест, утешение, сила, страдание, совесть, крестный подвиг, дело, жизнь, служение, скорби, христианство, свобода



    [1] Иоанн (Крестьянкин), архим. Письма архимандрита Иоанна (Крестьянкина). Часть 1-3 (аудиокнига MP3). — М.: Деоника, 2007.

    Автор: иеромонах Клеопа (Данелян) Заглавие: Скорбность, крестоношение и утешение: начало разговора о сущности пастырского служения Содержание: • Сущность пастырского служения • Скорбность пастырского пути • Утешение пастырского креста • Высота пастырского креста Лид: В чем смысл пастырского служения? Чаще всего на этот вопрос отвечают так: цель пастырей ― спасение людей. Но можно ли назвать эту цель важнейшей стороной в служении священника? Вводка: Мы ходим в храм, периодически общаемся со священниками, часто видим их на амвоне с проповедью, но можем ли точно и правильно ответить на вопрос: каков путь священника в этом мире и что такое особенное дает Господь пастырям во время их становления? Чтобы понять, из чего состоит служение пастыря, лучше не делать поспешных выводов. Здесь нет одной задачи для достижения цели, здесь должен быть особенный подход, который неизменно осуществляется с помощью Божией. Цитаты: Совершая богослужения и вознося молитвы в церкви, пастырь — предстоятель от лица всех пред Богом. В мире зла и греха человек, идущий путем праведности, всегда будет чужим в жизни мира и будет встречать враждебность по отношению к себе на каждом шагу. Несение креста безропотное и мужественное приносит глубочайшее внутреннее удовлетворение всем людям, равно и пастырям. Подвиг веры, молитвы и стремления к нравственному совершенству пастырь переживает глубже, болезненнее и труднее, чем простые миряне. Как в общежитии ответственные поручения обычно возлагаются на лиц, особо доверенных, способных и любимых, так и Господь Спаситель соизволяет на избранников возлагать пастырский крест в знак исключительного Своего доверия к ним.

    [2] Киприан (Керн), архим. Православное пастырское служение. — Клин.: Фонд «Христианская жизнь», 2002. — С. 241.

    [3] Иоанн Кронштадский, св. прав. Священнику. — М.: Отчий дом, 2005. — С. 48.

    [4] Антоний (Храповицкий), митр. Собрание сочинений в 2-х томах. Т. 1. — М.: Даръ, 2007. — С. 518.

    [5] Феофан Затворник, свт. Путь ко спасению. Письма о христианской жизни. Поучения. — М.: Лепта-Пресс, 2008. — С. 382.

    [6] Флоренский П. Столп и утверждение истины. — М.: ACT, 2007. — С. 158.

    [7] Иоанн (Крестьянкин), архим. Письма архимандрита Иоанна (Крестьянкина). Часть 1-3 (аудиокнига MP3). — М.: Деоника, 2007.

    [8] Силуан Афонский, прп. Преподобный Силуан Афонский. — Коломна.: Свято-Троицкий Ново-Голутвин монастырь, 2006. — С. 538.

    [9] Иоанн Кронштадский, св. прав. Практические наставления пастырям. — М.: Отчий дом, 2007. — С. 49.

    [10] Иоанн (Крестьянкин), архим. Письма архимандрита Иоанна (Крестьянкина). Часть 1-3 (аудиокнига MP3). — М.: Деоника, 2007.

    [11] Там же.

    [12] Там же.

    [13] Иоанн (Маслов), схиархим. Пасха: Светлое Христово Воскресение: Избранные статьи, лекции. — М.: Библиотека духовного просвещения, 2001. — С. 96.

    [14] Никон (Рклицкий), архиеп. Духовный облик святого праведного Иоанна Кронштадтского, Чудотворца. // URL: https://www.fatheralexander.org/booklets/russian/john_kr_arch_nikon.htm (дата обращения: 26.01.2018 года).

    [15] Иоанн (Крестьянкин), архим. Проповеди, размышления, поздравления. — М.: Правило веры, 2003. — С. 27.

    [16] Кирилл (Павлов), архим. Проповеди. — Сергиев Посад: Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2006. — С. 341.

    [17] Иоанн (Крестьянкин), архим. Проповеди, размышления, поздравления. — М.: Правило веры, 2003. — С. 428.

    [18] Московский батюшка. Воспоминания об о. Алексее Мечёве. — М: Свято-Данилов монастырь, 1994. — С. 51.

    [19] Иоанн (Крестьянкин), архим. Настольная книга для монашествующих и мирян. — М.: Отчий дом, 2006. — С. 112.

    [20] Силуан Афонский, прп. Преподобный Силуан Афонский. — Коломна.: Свято-Троицкий Ново-Голутвин монастырь, 2006. — С. 628.

    [21] Алексий II (Ридигер), патр. Пастырское служение в современном мире. // URL: http://heatpsy.narod.ru/wpat.html (дата обращения: 26.01.2017 года).

    [22] Вениамин (Милов), еп. Пастырское богословие с аскетикой. — М.: Московское подворье Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, 2002. — С. 251.

    [23] Иоанн (Маслов), схиархим. Слово перед исповедью: Избранные статьи, проповеди, лекции. — М.: Библиотека духовного просвещения, 2001. — С. 48.

    [24] Николай Японский, свт. Краткое жизнеописание. Дневники. 1870-1911 гг. — М.: Библиополис, 2007. — С. 604.

    [25] Иоанн (Крестьянкин), архим. Проповеди, размышления, поздравления. — М.: Правило веры, 2003. — С. 442.

    [26] Вениамин (Милов), еп. Пастырское богословие с аскетикой. — М.: Московское подворье Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, 2002. — С. 275.

    [27] Тихон (Агриков), архим. У Троицы окрыленные. Воспоминания. — Сергиев Посад.: Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2002. — С. 142.

    [28] Антоний (Сурожский), митр. Труды. — М.: Практика, 2002. — С. 328.

    [29] Иоанн Кронштадский, св. прав. Христианский смысл жизни. — М.: Даръ, 2006. — С. 392.

    [30] Николай (Велимирович) Сербский, свт. Миссионерские письма. — Сергиев Посад.: Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2003. — С. 321.

    [31] Иоанн (Крестьянкин), архим. Настольная книга для монашествующих и мирян. — М.: Отчий дом, 2006. — С. 239.

    [32] Вениамин (Федченков), митр. Всемирный светильник. Житие преподобного Серафима, Саровского чудотворца. — М.: Даръ, 2006. — С. 112.

    [33] Силуан Афонский, прп. Преподобный Силуан Афонский. — Коломна.: Свято-Троицкий Ново-Голутвин монастырь, 2006. — С. 131.

    [34] Иоанн (Крестьянкин), архим. Проповеди, размышления, поздравления. — М.: Правило веры, 2003. — С. 27.

    [35] Вениамин (Милов), еп. Пастырское богословие с аскетикой. — М.: Московское подворье Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, 2002. — С. 228.

    [36] Антоний (Сурожский), митр. Труды. — М.: Практика, 2002. — С. 162.

    [37] Иоанн (Крестьянкин), архим. Проповеди, размышления, поздравления. — М.: Правило веры, 2003. — С. 442.

    [38] Вениамин (Милов), еп. Пастырское богословие с аскетикой. — М.: Московское подворье Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, 2002. — С. 223.

    [39] Иоанн (Маслов), схиархим. Пасха: Светлое Христово Воскресение: Избранные статьи, лекции. — М.: Библиотека духовного просвещения, 2001. — С. 58.

    [40] Иоанн (Крестьянкин), архим. Проповеди, размышления, поздравления. — М.: Правило веры, 2003. — С. 27.

    Новости по теме

    Пастырские приемы преподобного Паисия извлекать доброе и радостное в окружающем Амир Файсал Как одно из средств пастырского душепопечения старец Паисий определяет приобретение, извлечение опыта из окружающих человека событий, обстоятельств, из общения со встречающимися ему на жизненном пути людьми. При этом преподобный предлагает следующие способы
    Исповедь как средство пастырского душепопечения Иеромонах Иоанн (Лудищев) «На совести почти каждого человека есть дела, слова и мысли, в которых он и под ножом не признался бы своим знакомым, – а придет день и час исповеди, и он добровольно все это излагает своему духовнику. Правда, он и духовнику выскажет это только после тяжелой внутренней борьбы и при уверенности, что духовник никому не передаст его признаний; он, быть может, несколько лет уже уклонялся от исповеди потому только, что не мог победить своего стыда, своей гордыни; но если уж он пришел, то распнет себя духовно и расскажет свой грех. Подумай об этом, иерей Божий, и пожалей, полюби человека. Никогда человек не бывает так прекрасен, так мил Богу, как тогда, когда он убивает перед Ним и перед тобою свою гордыню». Митрополит Антоний (Храповицкий)
    Исцеление скорбями, увещеваниями и обличением: о преодолении страсти гордости Иеродиакон Кирилл (Попов) Для того чтобы понять, что представляет собой преодоление страсти гордости, необходимо уяснить, какое именно препятствие нужно преодолеть в первую очередь: им будет духовная слепота страсти. Вести с ней борьбу можно по-разному. В этом, прежде всего, помогает Бог — испытаниями, скорбями и болезнями, а могут помочь и люди — как увещевая, так и обличая.