Невеста Жениха

Московская Сретенская Духовная Семинария

Невеста Жениха

Константин Акимов 1890



Какие интересные сюрпризы может содержать известный Евангельский текст? Как критические издания Нового Завета могут помочь нам с неожиданной стороны взглянуть на знакомую с детства притчу? И как иллюстрация в древних рукописях отражает традицию толкования? Об этом – небольшое текстологическое исследование студента Сретенской духовной семинарии.

Всем более-менее известна притча Господа Иисуса Христа о десяти девах из Евангелия от Матфея (25: 1–13). И, казалось бы, какая может быть проблема с таким общеизвестным текстом? Но, оказывается, все-таки существует один интересный вопрос, связанный с первым же стихом притчи: 

Τότε ὁμοιωθή­σε­ται ἡ βασιλεία τῶν οὐρανῶν δέκα παρθένοις αἵτινες λαβοῦσαι τὰς λαμπάδας ἑαυτῶν ἐξῆλθον εἰς ὑπάν­τησιν τοῦ νυμφίου (Μθ. 25:1).

Посмотрим Синодальный перевод: Тогда подобно будет Царство Небесное десяти девам, которые, взяв светильники свои, вышли навстречу жениху (Мф. 25:1).

Вроде все ясно, и никакой проблемы из этого не следует. Но если мы посмотрим в толкование Блаженного Иеронима Стридонского на Евангелие от Матфея, то с большим удивлением обнаружим, что святой цитирует немного другой текст, в котором в добавок фигурирует Невеста (!) Жениха: «Тогда Царство Небесное подобно будет десяти девам, которые, взявши светильники свои, вышли навстречу жениху и невесте» [1].

Нам такой вариант совершенно не привычен, да мы его никогда и не слышим в Церкви и сами не читаем. Но именно такой вариант текста и дается в переводе Вульгаты, автором которого блаженный Иероним и является: «Tunc simile erit regnum caelorum decem virginibus quae accipientes lampadas suas exierunt obviam sponso et sponsae».

Святой Иероним Стридонский цитирует немного другой текст, в котором в добавок фигурирует Невеста Жениха

Тогда возникает резонный вопрос: не мог же блаженный Иероним, будучи одним из лучших библеистов всех времён и народов, просто взять и вставить это слово, потому что ему так захотелось? У него должны были быть основания.

Такие моменты всегда помечаются в критическом издании Нового Завета. «Критическое издание» — это некая реконструкция текста либо Нового Завета, либо вообще Библии, либо какого-нибудь авторитетного текста, где максимально учитываются все разночтения из известных рукописей и источников.

В критическом аппарате поясняется, что версия «τοῦ νυμφίου καί της νύμφης»  (жениху и невесте) встречается в древних манускриптах не менее, чем классическое для нас «τοῦ νυμφίου» (жениху).

Среди авторитетных рукописей, в которых есть «версия невесты», присутствует такой титан, как D (Кодекс Безы, V в.) [2], а также Σ (Россанский, VI в), Θ (Кодекс Коридети, IX в) и минускул 1 (Basiliensis, XII в).

По поводу Россанского кодекса особо хочется отметить, что он считается самой первой иллюстрированной рукописью Евангелия, и в нем среди немногих сохранившихся иллюстраций есть прекрасное изображение притчи «О десяти девах». …Но там нет невесты Жениха! Как совместить эту проблему, что в тексте «версия невесты» есть, а на картинке нет — не понятно.

Продолжая список, можно кратко отметить, что «версия невесты» присутствует в древних сирийских переводах (с IV по VII вв.), коптском (cop meg, IV в.), в ряде грузинских (IX, X вв.) и, если верить критическому аппарату, во всех армянских версиях. Это в принципе логично, поскольку первые армянские переводы делались именно с сирийского.

Также «версия невесты» присутствует в целом ряде старолатинских переводов (т.н. Vetus Latina), датируемых с IV по XIII вв. А теперь примем во внимание тот факт, что из всех вышеперечисленных манускриптов, самые ранние свидетельства «версии невесты» датируются IV–V веками. Для наглядности все-таки перечислю эти рукописи: это syr s, syr p (сирийские); cop meg (коптский); D (Беза); it a, it aur, it b, it d, it ff2, it h (старолатинские). К чему это все?

А к тому, что именно в этот период и был создан перевод блаженного Иеронима Biblia Vulgata («Общепринятая Библия»), столь чтимый в католическом мире. Следуя соображениям логики, данная традиция, не совсем понятно откуда взятая и идущая как минимум с IV века, уже существовала к моменту работы Иеронима над своим переводом. И судя по всему, для него «версия невесты» была неоспоримой, поскольку присутствует и в старолатинских переводах, коренных для места его происхождения, и в восточных, на которые он, вероятно, опирался, так как проживал и работал над Вульгатой в Палестине. Но это лишь частная теория автора.

Поэтому совершенно естественно, что святой Иероним Стридонский, составляя толкование на Евангелие от Матфея, процитировал свой текст. Единственное, что в этой истории остается загадочным, так это то, что Иероним никак не комментирует фигуру невесты Жениха в притче. ...Словно ее нет.

Интересно было бы предположить, как бы он истолковал этот образ. Невеста — всякая чистая душа, вступающая в духовный брак со своим Творцом? Или же Церковь Христова? О Христе и Церкви как муже и жене писал еще апостол Павел (Еф. 5:23–32). Этот отрывок из послания читается на Таинстве Венчания. Или же как кстати тут может возникнуть связь с Апокалипсисом, где Небесный Иерусалим сравнивается с невестой, украшенной для мужа своего (Откр. 21:2), и Ангел говорит: Пойди, я покажу тебе жену, невесту Агнца (Откр. 21:9). В принципе, такое толкование, кажется, было бы вполне допустимо, поскольку притча «О десяти девах» всегда в Церкви рассматривалась в эсхатологическом контексте. Об этом, на наш взгляд, очень наглядно свидетельствует иллюстрация из Россанского кодекса, уже упомянутого выше, где в роли Жениха предстает непосредственно Христос, мудрым девам даны светлые, белые одежды, а четыре водных потока из одного источника уж слишком напоминают четыре библейские реки (Фисон, Гихон, Тигр и Евфрат), вытекающие из Едема (Быт. 2: 10–14).

Но, поскольку в нашей текстологической традиции девы со светильниками встречают только одного Жениха, да и акцент в Евангельском повествовании, собственно, больше делается не на брачном пире, а на нежданном появлении Жениха среди ночи и на контрасте между мудрыми девами, приберегшими масло для лампад, и неразумными, которые этого не сделали, то нам остается только следовать общепринятым толкованиям. А согласно им, если попытаться скомпилировать все известные, мудрые девы — это люди, верующие в Бога и запасшиеся плодами от своих добродетелей, главная из которых — милость (игра слов: ἔλεος – милость и ἔλεον – масло). А неразумные — те, которые тоже внешне веруют в Бога, но не заботятся о делах веры, а вера без дел, как известно, мертва, потому и светильники наши гаснут (Мф. 25:8).

Константин Акимов
Студент 3 курса бакалавриата

Ключевые слова: Евангелие, притча о десяти девах, толкование, рукописи, Иероним Стридонский, переводы, библеистика, текстология.


[1] Иероним Стридонский, блж. Толкование на Евангелие по Матфею// URL: https://azbyka.ru/otechnik/Ieronim_Stridonskij/tolkovanie-na-evangelie-po-matfeju/25

[2] «Версия невесты» в кодексе Безы: http://cudl.lib.cam.ac.uk/view/MS-NN-00002-00041/154





Новости по теме

Победа, победившая мир Иеромонах Афанасий (Дерюгин) «Сия есть победа, победившая мир, вера наша», — писал апостол Иоанн Богослов в конце первого века. Тогда римские императоры уже начинали гнать христиан, уже были преданы насильственной смерти все апостолы. Христиане были горсткой безумцев, выступавших против всесильной Римской империи...

Константин Акимов

Комментарий от Елена

Многообещающее начало исследования. Где же заключение? Была невеста в оригинале или нет? Учитывая при этом факт, что до нас дошел только греческий манускрипт Евангелия от Матфея, а Папий и Иреней Лионский писали, что существует арамейский оригинал... Хотелось бы, чтобы больше внимания этому вопросу уделили.

Уважаемая Елена, спасибо за комментарий. Лично мне заключение виделось в переходе с основной темы на другую, которая касается классического толкования текста притчи. Им то я и попытался плавно завершить повествование. Хотя, действительно, можно было и более качественно это сделать. По поводу оригинала: кажется я обозначил в статье, что самые ранние свидетельства "Версии невесты" фиксируются, начиная с IV в., не раньше. Да, Евсевий Кесарийский действительно передаёт нам слова Папия Иерапольского о том, что Матфей записал Евангелие "на еврейском наречии", но увы никаких письменных памятников, подтверждающих это, не сохранилось, так что мы просто доверяем преданию Церкви. По моему сугубому мнению, мы сможем "докопаться" до истины, только если каким-то образом обнаружатся более ранние свидетельства манускриптов.

Ответить

Елена

Многообещающее начало исследования. Где же заключение? Была невеста в оригинале или нет? Учитывая при этом факт, что до нас дошел только греческий манускрипт Евангелия от Матфея, а Папий и Иреней Лионский писали, что существует арамейский оригинал... Хотелось бы, чтобы больше внимания этому вопросу уделили.

Ответить

Даниил Александрович

Спаси Христос!!!

Ответить