Новый перевод Великого покаянного канона святого Андрея Критского. Часть II — вторник первой седмицы Великого поста

Московская Сретенская Духовная Семинария

Новый перевод Великого покаянного канона святого Андрея Критского. Часть II — вторник первой седмицы Великого поста

490



ПЕСНЬ ПЕРВАЯ

Ирмос: Помощником и покровителем Он стал мне ради моего спасения; это мой Бог, и я прославлю Его, Бог отца моего, и я превознесу Его, ибо Он славно прославился.

Каиновым осквернив себя убийством, я сознательным произволением сделался убийцей собственной души, оживив плоть и вооружившись против нее своими злыми делами.

Авелю, о Иисус, не уподобился я праведностью, приятных Тебе даров не приносил никогда, ни дел божественных, ни жертвы чистой, ни жизни непорочной.

Подобно Каину и мы, жалкая душа, принесли Создателю всего деяния скверные и недостойную жертву, и никчемную жизнь: за это и осуждены.

Глине, о Гончар, придав форму, Ты дал мне плоть и кости, дыхание и жизнь. Но, Творец мой, Искупитель мой и Судия, прими меня кающегося!

Открываю Тебе, Спаситель, грехи, которые я соделал, и души и тела моего раны, которые внутренние враги убийственными помыслами разбойнически мне нанесли.

Пусть я и согрешил, Спаситель, но знаю, что Ты человеколюбив: бьешь сострадательно и жалеешь искренне, видишь плачущего и, как отец, бежишь навстречу, призывая блудного.

Троице: Сверхсущественная Троица, приемлющая  поклонение как Единица, сними с меня тяжелое ярмо греха, и, как милосердная, дай мне слезы умиления.

Богородице: Богородица, Надежда и Защита воспевающих Тебя, сними с меня тяжелое ярмо греха, и, как Владычица чистая, прими меня, кающегося.


ПЕСНЬ ВТОРАЯ

Ирмос: Внимай, небо, и я буду говорить, и воспою Христа, от Девы плотью пришедшего.

Сшил и мне грех кожаный хитон, сняв с меня прежнюю Богом сотканную одежду.

Облекся я одеянием стыда, словно листьями смоковницы, во обличение моих свободно действующих страстей.

Оделся я в хитон запятнанный и непристойно окровавленный течением страстной и посвященной удовольствиям жизни.

Осквернил я хитон своей плоти и замарал созданное по Твоему, Спаситель, образу и подобию.

Подвергся я мучению страстей и присущему материи тлению, и поэтому враг теперь меня подавляет.

Материальную и любостяжательную жизнь, о Спаситель, предпочтя нестяжательству, я ныне пребываю под тяжелым ярмом.

Украсил я плоти истукан пестрым покровом постыдных помыслов и осуждаюсь.

О внешнем лишь благоустройстве позаботился я усердно, внутреннюю презрев богообразную скинию.

Замазал я прежнего образа красоту, о Спаситель, страстями моими, но Ты, поискав ее, как некогда драхму, найди.

«Согрешил, – как блудница вопию я Тебе, – один я согрешил пред Тобою! Как миро прими, Спаситель, и мои слезы».

«Смилуйся, – подобно мытарю кричу я Тебе, – смилуйся надо мной, Спаситель, ибо никто из произошедших от Адама не согрешил пред Тобою как я».

Троице: Единого в трех лицах, Тебя, Бога всех, воспеваю: Отца, и Сына, и Духа Святого.

Богородице: Пречистая Богородица Дева, единая всехвальная, моли усердно о том, чтобы нам спастись.


ПЕСНЬ ТРЕТЬЯ

Ирмос: На непоколебимой скале Твоих, о Христос, заповедей утверди Твою Церковь.

Тебя имею источником жизни, Истребителя смерти, и от сердца моего прежде конца взываю к Тебе: «Согрешил я, умилостивись и спаси меня!»

Согрешил я, Господи, согрешил пред Тобою! Смилуйся надо мной, ибо нет среди людей согрешившего, которого бы я не превзошел согрешениями.

Я подражал, о Спаситель, бесчинствовавшим во времена Ноя и, унаследовав их наказание, погружаюсь в воды потопа.

Подражая, о душа, отцеубийце Хаму, ты не прикрыла срамоту ближнего, отвернувшись в другую сторону.

Как Лот, беги, душа моя, от пожара греха, беги от Содома и Гоморры, беги от пламени всякого безрассудного желания.

Помилуй, Господи, помилуй меня, – вопию Тебе, – когда со ангелами Твоими придешь воздать всем по достоинству их деяний.

Троице: Простая, несозданная Единица, безначальная природа, воспеваемая в Троице ипостасей, спаси нас, с верою поклоняющихся могуществу Твоему.

Богородице: Рожденного от Отца вневременного Сына Ты, Богородительница, породила во времени, не познав мужа, – о, странное чудо!  – оставшись Девой и кормя грудью.


ПЕСНЬ ЧЕТВЕРТАЯ

Ирмос: Услышал пророк о пришествии Твоем, Господи, и убоялся, ибо предстояло Тебе родиться от Девы и явиться людям, и сказал он: «Услышал я слух о Тебе, и убоялся».  Слава силе Твоей, Господи!

Бодрствуй, о душа моя, будь лучшей, как великий между патриархами, чтобы приобрести тебе деятельность с гнозисом, чтобы тебе называться умом, зрящим Бога, и в созерцании достигнуть сокровенного мрака, и стать великим купцом.

Двенадцать патриархов произведя на свет, великий между патриархами таинственно утвердил для тебя, душа моя, лестницу деятельного восхождения, премудро представив детей как ступени, а шаги – как восхождения.

Исаву возненавиденному подражая, отдала ты, душа, своему запинателю первородство первоначальной красоты, и отеческой молитвы лишилась, и дважды подверглась запинанию, несчастная: в деятельности и в гнозисе. Поэтому теперь покайся.

Эдомом Исав был прозван за крайнюю похотливость к женщинам; ибо, постоянно разжигаясь невоздержанностью и оскверняясь наслаждениями, он был наименован Эдомом, что означает: «жар души грехолюбивой».

Услышав, о душа моя, про Иова, оправдавшегося на гноище, его ты мужеству не подражала; во всем, что ты узнала, что видела, что испытала, не приобрела ты твердости намерения, но оказалась нетерпеливой.

Кто прежде был на троне, тот ныне на навозной куче, нагой и язвами покрытый; кто многих чад имел и славен был, стал вдруг бездетным и бездомным. Ибо навозную кучу считал он за дворец, и язвы – за жемчуга.

Троице:

О Тебе, нераздельном по сущности и неслиянном в Лицах едином Троичном Божестве, я богословствую, как о равноцарственном и сопрестольном. Громко пою Тебе песнь великую, в небесах троекратно воспеваемую.

Богородице:

И рождаешь Ты, и сохраняешь девственность, и в обоих случаях остаешься Девой по естеству. Рожденный дает природе новые законы, и чрево не рождающее рождает. Где того хочет Бог, там преодолевается природный порядок, ибо творит Он все, что хочет.


ПЕСНЬ ПЯТАЯ

Просыпаясь ночью до рассвета, молю Тебя, Человеколюбец, просвети и наставь меня повелениями Твоими, и научи меня, Спаситель, совершать волю Твою.

О Моисеевом ковчежце ты слышала, душа, что в древности носим был по водам и волнам реки и словно в чертоге избег горестного бедствия, замышленного фараоном.

Слышала ли ты когда-нибудь, несчастная душа, чтобы повитухи убивали младенцев? Вот и ты не губи в зародыше мужественное деяние целомудрия, но, подобно великому Моисею, питайся молоком мудрости.

Ты, несчастная душа, не убила египетский образ мыслей, поразив его, как великий Моисей. И  как, скажи, ты поселишься в пустыне бесстрастия через покаяние?

В пустынях поселился великий Моисей; давай же и ты, душа, подражай его образу жизни, чтобы и тебе сподобиться созерцать Богоявление в терновнике.

Моисеев жезл изобрази, душа, ударивший море и сгустивший глубины начертанием Креста божественного, с которым и ты сможешь великое совершить.

Аарон приносил Богу огонь безукоризненный, чистый; но Офни и Финеес, как ты, душа, принесли Богу неподобающую и запятнанную жизнь.

Троице:

Тебя, Троица, славим, Единого Бога: Свят, свят, свят Ты – Отец, Сын и Дух – простая сущность, непрестанно поклоняемая Единица.

Богородице:

Из Тебя, нетленная, незамужняя Матерь-дева,  Бог, века сотворивший, в мой облекся состав и соединил с Собой человеческую природу.


ПЕСНЬ ШЕСТАЯ

Ирмос: Возопил я от всего сердца моего милосердному Богу, и Он услышал меня из глубочайшего ада и жизнь мою вывел из погибели.

Волны, согрешений моих, о Спаситель, как в Красном море, возвратившись, внезапно покрыли меня, как некогда египтян и их военачальников.

Неразумный выбор сделала ты, душа, как когда-то Израиль: ведь божественной манне ты безрассудно предпочла сластолюбивое пресыщение страстями.

Колодцы хананейских мыслей предпочла ты, душа, потоку из скалы, из которой река премудрости, словно чаша, изливает струи богословия.

Свиные мяса и котлы, и египетскую пищу небесной предпочла ты, душа моя, как некогда неблагодарный народ в пустыне.

Когда Моисей, служитель Твой, ударил жезлом в скалу, он образно предызобразил животворящие ребра Твои, из которых все мы, Спаситель,  черпаем напиток жизни.

Исследуй, душа, и разведай, как Иисус Навин, обетованную землю, – какова она, – и поселись в ней чрез соблюдение законов.

Троице:

«Я есмь несложная, нераздельная Троица, различающаяся по Лицам, и Я – Единица, соединенная по природе», – говорит Отец и Сын, и божественный Дух.

Богородице:

Твоя материнская утроба Бога нам родила, наш образ принявшего, но как Создателя всего моли Его, Богородица, да Твоими ходатайствами оправдаемся.

Кондак:

Душа моя, душа моя, восстань, что ты спишь? Конец приближается, и ждет тебя смущение. Так что приди в себя, чтобы пощадил тебя Христос Бог, повсюду сущий и все наполняющий.


ПЕСНЬ СЕДЬМАЯ

Ирмос: Согрешили мы, беззаконничали, поступали неправедно перед лицом Твоим, и не соблюли, не сотворили того, что Ты заповедал нам. Но не предай нас окончательно в руки врага, Боже отцов наших!

Когда ковчег возим был на колеснице, и телец споткнулся, то Оза лишь коснулся его и испытал на себе гнев Божий. Но ты, душа, избегая его самоуверенности, почитай Божественное как следует.

Ты слышала про Авессалома, – как он восстал против природы, – знаешь его преступные деяния, которыми он обесчестил ложе Давида, своего отца. Но сама ты подражала его страстным и сластолюбивым похотениям.

Подчинила ты непорабощенное свое достоинство телу своему. Ибо, найдя иного Ахитофела, врага, ты, душа, согласилась с его советами, но их разрушил сам Христос, чтобы ты спаслась от всего дурного.

Соломон, – дивный и благодати премудрости исполненный, – сотворив некогда зло перед лицом Бога, отступил от Него. Ты же сама, душа, уподобилась ему своей проклятой жизнью.

Влекомый своими страстными удовольствиями, он осквернялся. Увы! Влюбленный в премудрость – любитель распутных женщин и чуждый Бога! Ему сама ты, о душа, в мыслях подражала скверным сладострастием.

С Ровоамом ты, душа, посоревновалась, не послушавшим советников отца своего, а также со злейшим рабом, Иеровоамом, прежним изменником. Но избегай подражания им и взывай к Богу: «Согрешила я, пожалей меня!»

Троице:

О простая, нераздельная и единосущная Троица, Единая Природа! Как Светы и Свет, как Три Святых и Единое Святое воспевается Бог Троица. Но воспой, душа, прославь Жизнь и Жизни – Бога всех.

Богородице:

Воспеваем Тебя, благословляем Тебя, поклоняемся Тебе, Богородительница, ибо Ты породила одного из Нераздельной Троицы, Единого Сына и Бога, и Сама открыла нам, живущим на земле, Небеса.


ПЕСНЬ ВОСЬМАЯ

Ирмос: Воспевайте, всякое дыхание и вся тварь, Того, Кого небесные воинства славят, пред Кем трепещут Херувимы и Серафимы, благословляйте Его и превозносите во все века!

Озии поревновав, ты, душа, его проказу в себе имеешь вдвойне. О неподобающем ты думаешь и противозаконное делаешь. Оставь то, чего держишься, и прибегни к покаянию.

Про ниневитян ты слышала, душа, кающихся Богу во вретище и пепле. Ты им не подражала, но оказалась хуже всех, до закона и после закона преткнувшихся.

Ты слышала, душа,  про Иеремию в яме с грязью: как он, рыдая, кричал на город Сион и просил себе слез. Подражай его скорбной жизни и спасешься.

Иона в Фарсис убежал, предвидев обращение ниневитян. Ибо, как пророк, он знал добросердечие Божие, и потому ревновал, как бы его пророчество не оказалось ложным.

Про Даниила во рве ты слышала, о душа: как он заградил пасть зверям; узнала, как бывшие с Азарией отроки верою угасили пламя горящей печи.

Троице:

О безначальный Отец, Сын собезначальный, Утешитель благой, Дух правый! О Слова Божия Родитель, Отца безначального Слово, Дух живой и созидающий! О Троица-Единица, помилуй меня!

Богородице:

Словно из пурпура, Пречистая, мысленная багряница Эммануила – плоть – внутри чрева Твоего соткалась; поэтому мы Тебя – Богородицу – истинно почитаем.


ПЕСНЬ ДЕВЯТАЯ

Ирмос: Неизъяснимо рождение от зачатия без семени; непорочна беременность безмужней Матери. Ибо рождение Бога обновляет законы природы. Потому во всех поколениях мы Тебя, как Богоневесту-Матерь, православно величаем.

Христос был искушаем, дьявол – искушал, показывая Ему камни, да превратятся они в хлебы; возвел на гору, да узрит Он все царства мира во мгновение времени. Бойся, о душа, такого спектакля, трезвись, молись на всякий час Богу.

Горлица пустыннолюбивая, Христов светильник, голос вопиющего прозвучал, проповедуя покаяние. Ирод сотворил беззаконие с Иродиадой. Смотри, душа моя, не попадись в ловушки беззаконников, но возлюби покаяние.

В пустыне поселился Предтеча благодати, и вся Иудея и Самария, услышав об этом, побежала исповедовать грехи свои, охотно крестясь. Но ты им не подражала, душа.

Брак достоин уважения, и постель чиста, ибо Христос некогда то и другое благословил, когда во плоти пировал на браке в Кане и претворил воду в вино, показав это первое чудо, чтобы ты, душа, изменилась.

Христос укрепил паралитика, носилки свои поднявшего, и юношу умершего воздвиг, – ребенка вдовы, – и слугу сотника, и, самарянке открывшись, поклонение Богу в Духе тебе, душа, предызобразил.

Кровоточивую исцелил прикосновением к краю одежды Господь, прокаженных очистил, слепых и хромых, просветив, исправил, и глухих, и немых, и скрюченную книзу исцелил словом, дабы ты спаслась, жалкая душа.

Троице:

Отца прославим, Сына превознесем, божественному Духу с верой поклонимся,

Троице нераздельной, Единице по сущности, как Свету и Светам, Жизни и Жизням, оживотворяющей и просвещающей весь мир.

Богородице:

Град Твой сохраняй, Богородительница Пречистая, ибо Твоею силою верно царствуя, в Тебе находит он и укрепление, и с Твоею помощью побеждая, прогоняет всякое искушение, и обирает неприятелей, и управляет подданными.

Андрею:

О досточтимый и всеблаженный отец Андрей, пастырь Крита! Не переставай молиться о воспевающих тебя, да избавимся мы, верно чтущие твою память, от всякого гнева и скорби, и гибели, и согрешений безмерных.


Перевод Романа Яшунского

Источник: Богослов.ru